Главная
Новости прихода
Фотографии
Публикации
Богослужения
Воскресная школа
Иконы нашего храма
Обращение
Гостевая книга
Ссылки
Наши координаты
Календарь 2017
История прихода
Православная поэзия
Объявления
Слово пастыря
Паломническая служба
Пожертвования
ПОМОЖЕМ ВСЕМ МИРОМ
 
 



День памяти святых апостолов Петра и Павла
Схиигумен Авраам (Рейдман)
Протоиерей Василий Ермаков
Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской


Схиигумен Авраам (Рейдман)
Слово в день памяти святых апостолов Петра и Павла

 

(Евангелие от Матфея, 67 зачало, глава XVI, стихи 13-19)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Святые первоверховные апостолы Петр и Павел, память которых мы сегодня совершаем, были избраны Самим Господом. Один из них, Петр, был призван еще до страданий Спасителя, другой, чудесным образом, – уже после Воскресения.

О святых апостолах мы знаем сравнительно немного, но некоторые черты их характера и факты из их жизни Предание все же сохранило. В те времена апостол Петр возглавлял проповедь среди иудеев, а Павел – среди язычников. Нам непонятно и кажется странным: как эти люди, имея обыкновенные человеческие свойства, одновременно явились основателями Христовой Церкви – Той, о Которой Господь наш Иисус Христос сказал, что врата ада не одолеют ее (Мф. 16, 18). Наша жизнь, жизнь современных немощных христиан, как будто делится на две части: одна сторона – это наша религия, вера и связанное с ней внутреннее душевное состояние, другая – повседневная суетная жизнь со всеми ее скорбями и радостями. Можно сказать, что мы странным образом живем в двух почти несоприкасающихся сферах. Конечно, это признак того, что исповедание христианства не является для нас самым важным делом нашей жизни. Должно же быть так, чтобы это было не только самое важное дело, но вся наша жизнь.

Так верили в Бога апостолы Петр и Павел. Для них религия, то есть вера в Господа Иисуса Христа, составляла всю их жизнь, она пронизывала само их существо. У них не было ничего второстепенного, того, что бы не имело значения для их веры в Господа и было по отношению к ней как бы посторонним.

Апостол Павел сказал удивительные слова, которые непонятны нам потому, что мы сами не пережили этого, не имеем духовного опыта и можем только смутно догадываться, о чем идет речь. Мы пытаемся хотя бы до какой-то степени отождествить опыт апостола Павла, на основании которого он произнес это изречение, со своим весьма скромным, если не сказать убогим, духовным опытом. Он сказал: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20). Эти слова означают, что в нем не было ничего человеческого в том смысле, что он не жил для себя или для чего-либо земного. Уже не я живу, но живет во мне Христос: уже не действует во мне ничто человеческое, но действует Христос. Господь сделал его своим сознательным орудием, орудием промысла Божиего в обращении ко спасению многих не знавших доселе Христа людей. И это происходило не только в те далекие и малопонятные для нас времена, когда жил апостол, но происходит и по сей день, потому что учение его звучит и сейчас через его воистину Божественные послания. Это же можно сказать и об апостоле Петре, и о прочих апостолах.

Нельзя говорить будто кто-то из апостолов больше или меньше, как учат, например, западные христиане, римо-католики, которые утверждают, что апостол Петр является «князем» апостолов. Из этого они делают вывод, что наследник апостола Петра, папа Римский, является главой всех епископов. Мы не знаем всех тайников человеческой души. Весьма мудрая русская пословица говорит об этом так: «Чужая душа – потемки». Никто из нас не вправе утверждать, что тот или иной святой выше. Нельзя утверждать и то, что после апостольской проповеди уже невозможно получить ту благодать, какая была у апостолов. Что неповторимо в их жизни? То, что они были живыми свидетелями славы Христовой и преподали истинное, окончательное учение, которое не может быть подвергнуто никаким дополнениям, тем паче изменениям. Но если бы в последующие времена появился человек, который бы проповедовал истины христианства с такой же силой духа, какая была у апостолов, то мы были бы вынуждены признать, что и он имеет апостольскую благодать.

Таким человеком и был апостол Павел, ведь он был призван уже после Вознесения Господа Иисуса Христа на небо, после Пятидесятницы и основания Христовой Церкви. Самой своей жизнью, чудом своего обращения к вере, он свидетельствует о том, что всякий человек, искренно стремящийся служить Богу, способен достигнуть самых высоких духовных состояний. Поэтому мы не говорим, что выше Петр, или выше Павел, или Иоанн Богослов, или кто-либо другой из апостолов. Когда мы называем Иоанна Богослова апостолом любви, или говорим об исповедании Петровом, то это не значит, что любви не было у прочих апостолов или что они имели меньшую веру. Говоря о каждом из них, может быть, замечая некоторые особенные черты характера каждого, мы в то же самое время видим некую общность, единство, потому что во всех апостолах действовал Христос. Один и тот же Святой Дух обожил, одухотворил всех апостолов.

Всем вам известна молитва, составленная великим учителем Церкви святителем Иоанном Златоустом, которая читается перед Причащением. «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». (Я не буду цитировать ее полностью, потому что дальнейшие ее слова уже не относятся к предмету нашего рассуждения). В этой молитве содержатся самые замечательные слова апостола Петра и самые удивительные слова апостола Павла (так считал Иоанн Златоуст, и я с ним полностью согласен). В сегодняшнем Евангельском чтении как раз и говорится об исповедании Петровом. Когда Господь спросил учеников: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?», Петр, отвечая, сказал: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго» (См. Мф. 16, 16). Эти слова и составляют начало молитвы: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго». Вторая же ее часть взята из Послания апостола Павла к Тимофею: Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый (1Тим. 1, 15). По-славянски последние слова звучат так: «От них же первый есмь аз».

Исповедание Петра являет его пламенную веру в то, что Иисус есть Посланник Божий, и не просто посланник как некий пророк, царь или первосвященник, но Сын Бога Живаго. Оно подчеркивает величие Божие, подчеркивает то, что апостол Петр осознавал близость Божию. Он понимал (в отличие от некоторых философов или восточных мистиков, которые считают Бога некоей высшей, безличной духовной субстанцией), что Бог есть Бог Живой, то есть живущий, действующий, и потому Он являет Себя людям, вступая с ними в подлинное общение.

Великий учитель и оратор Православной Церкви Иоанн Златоуст премудро присоединил к исповеданию Петра слова апостола Павла, выражающие глубочайшее смирение: «…пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». Апостол Павел, который своей верой и пламенным служением Богу является образцом для всех верующих, считал себя первым из грешников. Он не думал, что Христос пришел спасти других людей, – нет, Он пришел спасти всех, и его самого первого, как нуждающегося в помощи Божией, в спасении более других. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что в спасении нуждается, конечно, погибающий, и мы должны это осознавать.

В таинстве Причащения Тела и Крови Христовой происходит самое полное, какое только возможно, единение человека с Господом. Словами молитвы святая Церковь научает нас тому, чтo мы должны испытывать перед этим великом таинством: веру и смирение.

В самом смирении проявляется вера, потому что мы веруем, что Христос пришел спасти грешных, и одновременно мы должны понуждать (хотя это очень трудно, даже, как кажется, невозможно) считать себя самыми первыми из грешников. (Один простой верующий человек, не понимавший этого, говорил мне: «Как я могу считать себя хуже какого-нибудь убийцы, изувера?!») Если мы посмотрим на себя трезво, то конечно увидим, что у нас не только нет той веры, которая была у Петра, но нет и того смирения, какое было у Павла. Мы должны понимать, что за верой апостола Петра должно следовать смирение Павла. Когда человек постигает себя, то он уже искренно считает себя самым худшим из людей. Он думает так не потому, что у него были какие-то тяжкие грехи в прошлом: грешниками считали себя люди совершенно чистые, Божии избранники, служившие Богу с детства. Они достигали духовных высот как раз благодаря своему смирению.

Благодать Божия научает человека совершать поступки, которые с точки зрения здравого смысла кажутся абсурдными. Можно привести в пример преподобного Серафима Саровского. Вам, наверное, известно из его жития, что он три года, стоя на коленях на камне (правильнее сказать, на двух камнях: один был в лесу, другой в келье), непрестанно повторял, воздевая руки к небу: «Боже, милостив буди мне грешному». А ведь он был избран Богом от чрева матери! И если мы не знаем подробностей жизнеописания подвижников, живших в более раннее время, то житие преподобного Серафима известно. В его житии описывается, как он семилетним отроком упал с колокольни на землю и остался совершенно невредимым, то есть был чудесно спасен от неминуемой смерти. И вот такой человек говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному». Тот, кто с детства жил в чистоте, кто вступил в монашество юношей, строго подвизался в послушании духоносным старцам, кто сподобился видеть во время Пасхального Богослужения самого Господа Иисуса Христа в сонме ангелов, исполнялся неизъяснимой, неизреченной благодати, – тот молился и говорил: «Боже, милостив буду мне грешному». А те, кто пусты, в ком ничего нет, те, кто далеки от Бога, превозносятся в собственных глазах…

Апостол Павел обличает таких людей, говоря: Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил? (1Кор. 4, 7). То есть тот, кто говорит о себе что-либо, нуждается как бы в оправдании. Он похож на бедняка, который пытается выставить себя обеспеченным человеком. Воистину же богатый духом, благодатью Божией человек, вступает в такую область, где действуют другие законы и другая логика. Сын Живаго Бога живет в нем подобно тому, как Он жил в апостоле Павле: уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Бог для него – Бог Живой, а не некий символ или нравственный образец. Такой человек в общении с Богом осознает, а правильнее сказать, опытно переживает бесконечное Божественное величие, славу, благость и все прочие неисчислимые совершенства Божии и приходит от этого в бездну смирения. Он считает себя первым из грешников, первым не в том смысле, что он лучше других, но в том, что он первый по своим грехам.

Святая Православная Церковь, готовя нас к таинству святого Причащения, учит нас словами молитвы прежде всего Петровой вере и Павлову смирению: «Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистину Христос, Сын Бога Живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от них же первый есмь аз». Всякий истинный христианин должен понуждать себя испытывать такие чувства, принимать всем сердцем, переживать и осознавать, что Христос несомненно есть Сын Бога Живаго, а не просто какой-то далекий от нас Бог, в котором мы не нуждаемся. Он пришел «…в мир грешников спасти, от них же первый есмь аз». Эти слова означают, что так должен думать о себе каждый из нас. Если бы каждый считал себя грешником, нуждающимся в спасении, разве смог бы он осудить другого человека? Разве смог бы иметь в душе даже некоторую к нему неприязнь? Разве смог бы не простить какую-либо обиду или скорбь, причиненную ему ближним?

Чем больше смирения, тем больше веры; чем глубже вера, тем и смирение глубже – вот чему учит нас святитель Иоанн Златоуст своей прекрасной, богомудрой молитвой. Этому учат нас и святые апостолы Петр и Павел. Они для нас являются неким неподражаемым, непостижимым образцом, стремясь к которому, мы становимся все лучше и лучше. Это одновременно и апостольская заповедь, и потому стремление подражать святым, в особенности святым апостолам, не свидетельствует о гордости. Апостол Павел сказал: «Подражайте мне, как я Христу» (1Кор. 4, 16). Из этих слов мы можем заключить, что подражая ему, человек может стяжать смирение, которое имел апостол Павел.

Подражая святым первоверховным апостолам Петру и Павлу, будем стремиться не только молиться им, дабы иметь их своими заступниками, но, по мере своих сил, будем стараться приобрести и такую твердую веру, какая была у них. Веру, о которой Сам Спаситель сказал, что она подобна камню или, если точно перевести с греческого, скале: «…и на сем камне, на сей скале, созижду Церковь Мою и врата адовы не одолеют ея» (см. Мф. 16, 18). Врата адовы не одолеют и нас, если мы будем иметь веру с охраняющим нас смирением, потому что без смирения никакая добродетель не устоит.

Аминь

Протоиерей Василий Ермаков

ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТЫХ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА
Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Время есть. Время есть – подумать, время есть – оглянуться, есть время осознать, как надо жить по вере, и никто из вас не скажет то, что вы часто мне говорите и кричите, – что «нас не учили», а вы сами не хотите учиться вере, молитве, чистой жизни, послушанию старшим, послушанию в семье, терпению.

Поймите, я вас вижу. Я не первый год стою на этом месте, а 22 года. Богомольцы – это не народ. Богомольцы – это тот, кто молит Бога. А народ – «с красным знаменем вперед, оголтелый прет народ». Вот это народ. Обалделый. А умные люди-то, толковые люди-то, понимающие люди-то, это люди, знающие, зачем пришли.

Так давайте помолимся, чтобы в нашем сердце крепость была такая, как была у Апостолов. Ни шагу назад, ни шагу, ни вправо ни шагу, ни влево. Какая-то есть тетя, она живет на Литейном, вот к ней идут, она дает воду какую-то заговоренную, человек пьет, ну что там будет… Не предавайте Бога, не предавайте! Есть Церковь, есть храм Божий, есть мы. Покайтесь в вашей жестокости, ожесточении, ненависти, неприязни, злобе, зложелательстве ко всем окружающим, к нашим домашним, к нашим близким.

И особенно мы – христиане, мы должны быть терпеливыми. И не срывайтесь на словах, как покрепче ответить, как похлестче заехать. Очень страшно, мне жалуются, пошла женская матерщина. Очень страшно, Господь, конечно, даст по физиономии этой личности, и крепко. Это крик бессилия, крик своего ничтожества, крик разухабистого греха. И, пожалуйста, я вас прошу, остановите таких и напомните, что рука Господня их везде найдет. Что выплеснула, что сказала – то и получит на себе и на детях в ответ.

Вот подумайте об этом. Хотите, чтобы дети были хорошими, чтобы не реветь потом, не рвать рубаху на себе – подумайте о них, будьте ближе к Церкви. Где они сейчас? На каникулах где-то отдыхают. Посмотрите, что они привезут вам, какую матерщину, какие мысли, какое поведение, чего они наберутся в этом коллективе, в котором они отдыхают. Подумайте. Сядьте и объясните тем, которым 13-16 лет, как надо жить, чтобы все хорошо было. А она матом ругается на мать: «Ах ты меня не пускаешь в 16 лет на дискотеку, с подругой не пускаешь, уехать не пускаешь, все равно уйду». Вот это страшно.

А ждать хорошего в жизни нечего – пока не будем верить, пока не будем молиться. И не давать сдачи трехэтажным, пятиэтажным, как будто это помогает. Я вам напомню, как надо жить, как надо идти за Богом, как надо служить Богу и служить нашей Отчизне. Хватит поганить Мать-Россию!
12 июля 2003 года

Священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской
СЛОВО В ДЕНЬ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА
Во всю землю изыде вещание их и в концы вселен-

ныя глаголы их (Пс. 18, 5; Рим. 10, 18).
Чтобы хотя немного возвысить дух наш над той суетой жизни, в которую обыкновенно он бывает погружен, от­печатлеем ныне, братие, в умах наших полные неисчерпаемой жиз­ни образы святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Их ду­ши представляют равно преизобильные сокровищницы добродете­лей духовных для нас, лишь в малой мере причастных Божественной жизни, открывшейся чрез явление Бога во плоти.

Оба одинаково «предали души свои» (Деян. 15, 26) за слово Божие и за свидетельство об имени Господа Иисуса Христа, желая упа­сти овец стада Христова и уневестить Христу Церковь из язычников, искупленную Кровию Его. Один, будучи камнем веры, первый «ут­вердил братию» (Лк. 22, 32), рассеявшуюся от страха гонений за имя Христово по воскресении, и впервые разъяснил, что к  Церкви, со­стоявшей доселе из одних сынов Израилевых, Бог повелевает присо­единять обращающихся из язычников (Деян. 15, 7-11). Другой, буду­чи «избранным сосудом, чтобы возвещать имя Христово» (Деян. 9, 15) народам, которые еще не слышали о Христе (Рим. 15, 20-21), прошел со словом проповеди едва не всю известную тогда вселен­ную, чтобы «возвеселилась неплодная, нерождающая» Церковь (Гал. 4, 27; Ис. 54, 1) и «возрадовалась земля сухая и необитаемая» сердца язычников (Ис. 35, 1). Оба, в равной мере исполненные любви ко Христу, всю жизнь посвятили проповеданию Слова и трудам  апос­тольства и оба запечатлели мученическою кончиною свою любовь ко Христу. Один, вначале отрекшись от Христа, потом всю жизнь в покаянии следовал за Ним как бы на распятие, претерпев искушения огненные и наветы сатаны (1 Пет. 4, 12; 5, 8), чтобы исполнить ска­занные ему слова Христовы: Иди за Мною (Ин. 21, 19). Другой, при­званный из гонителей, все «вменял в уметы», чтобы приобрести Христа (Флп. 3, 6-8), и желал от Христа быть отлученным, чтобы привести к Нему братию по плоти - Израиля (Рим. 9, 3), пока муче­нически не скончал своего течения, чтобы получить венец прав­ды (2 Тим. 4, 6-8).

 Оба оставили последующим церквам, имев­шим возникнуть из ими основанных, свои писания, полные назида­ний, в которых доселе живет дух их для всех читающих и слышащих. Один своими писаниями утверждает веру, ослабевающую в искуше­ниях, для очищения нашего посылаемых (1 Пет. 4, 12). Другой рас­крывает неисчерпаемое богатство премудрости и ведения, заклю­ченное во Христе для всех народов (Кол. 2, 3; Еф. 3, 8).

Очевидно, братие, должны бы быть всегда живы в нас эти обра­зы апостолов, «весь мир ученьми своими просветивших и вся концы, следовательно и нас, ко Христу приведших».

Но то ли видим мы в действительности? Как немногие из нас читают их писания и как ма­ло стараются уразуметь их! Как часто с полным равнодушием остав­ляем мы «слово Божие, живое и действенное, во век пребывающее», проникающее в самые сокровенные мысли души и обличающее их со всею ясностью (Евр. 4, 12-13), и обращаемся к мудрости земной, «по стихиям мира» (Гал. 4, 9; Кол. 2, 8), нисколько не раскрывающей нам Божественной премудрости, сокрытой во всем мире и в жизни чело­вечества! Не бывает ли даже того, что слово этих апостолов подвер­гается среди нас осмеянию, какому подверглось оно в Афинах среди мудрецов и философов, от которых с таким тягостным настроением духа вышел святой апостол Павел, чтобы проповедовать в других го­родах (Деян. 17, 18, 32-33; 18, 1; 1 Сол. 3, 1-7)? Не подвергаются ли и ныне проповедники слова этих апостолов стеснению, даже до уз, по­добно великому апостолу Христову Павлу (2 Тим. 2, 9)? Не оттого ли так и усиливается неверие в наше время, что мы не хотим слышать и знать о той вере живой, пламенной, не из мнений или помышлений плоти и крови возникшей, а из небесного Божественного открове­ния (Мф. 16, 17), какую имел называемый камнем Симон Петр? Не оттого ли все более и более оскудевает любовь христианская между народами, что совсем забыли о Павле, которого «уста были всегда от­версты и сердце расширено» (2 Кор. 6, 11), чтобы нежною любовью объять всех, кого «родил он благовествованием Христовым» (1 Кор. 4, 15)? Доколе стоит мир, он будет стоять лишь на двенадцати осно­ваниях, которые суть двенадцать апостолов Христовых (Откр. 21, 14; Еф. 2, 20). Но если вместо того, чтобы приступать ко Христу, Кам­ню краеугольному, и подобно камням живым устроять из себя дом ду­ховный и священство святое (1 Пет. 2, 5), будем мы строить на ином основании, кроме положенного, которое есть Иисус Христос, то ис­пытанию огня подвергнется дело каждого подобного строителя (1 Кор. 3, 11-13) и огонь, от которого погибнет настоящий мир (2 Пет. 3, 7-12), все более и более будет разрушать его, чтобы явились «но­вое небо и новая земля, на  которых обитает правда» (2 Пет. 3, 13).

Итак, пока медлит еще Господь Своим пришествием, исполним­ся страха пред Ним, чтобы хотя он побуждал нас к благочестивой и святой жизни (2 Пет. 3, 9-11), если уже не побуждает любовь к Иску­пителю нашему, принесшему Себя в умилостивление о грехах наших (Рим. 3, 25), Господу Иисусу Христу.

 Полные неизъяснимой красоты духовной образы святых первоверховных апостолов всегда сильны будут поддержать нас в постигающих искушениях и исполнить люб­ви к Богу, если только захотим мы в них искать поддержки для себя. А читая чаще писания их, мы всегда будем находить в них обильную пищу для ума, для размышлений и духовных созерцаний, источник высшей радости при наблюдении печального и исполненного скор­би порядка жизни в мире сем, достигнем даже как бы пророческого прозрения в будущие судьбы Церкви Христовой - доколе она стоит на земле, доколе еще слышится в мире «вещание сих апостолов и хранятся глаголы их». Аминь.


 

 

 

Дата создания:  04.06.2007 09:47:00

← Назад к списку

 
 



   
 
 
Официальный сайт храма преп. Серафима Вырицкого
192284, Санкт-Петербург, Загребский бульвар, д. 26
e-mail: kupchino-serafim@yandex.ru kuhr@list.ru
Приход храма во имя преподобного Серафима Вырицкого в Купчино
тел: 8-905-254-38-97
 
   
Rambler's Top100 Rambler's Top100