Главная
Новости прихода
Фотографии
Публикации
Богослужения
Воскресная школа
Иконы нашего храма
Обращение
Гостевая книга
Ссылки
Наши координаты
Календарь 2017
История прихода
Православная поэзия
Объявления
Слово пастыря
Паломническая служба
Пожертвования
ПОМОЖЕМ ВСЕМ МИРОМ
 
 



Пятидесятница. День Святой Троицы

Священник Олег Давыденков
Игумен Мелхиседек (Артюхин)
Иннокентий Архиепископ Херсонский

Священник Олег Давыденков
Учение православной церкви о Пресвятой Троице
Из лекций по догматическому богословию в Православном Свято-Тихоновском Богословском институте

Догмат о Пресвятой Троице – основание христианской религии

Бог есть един по существу, но троичен в лицах: Отец, Сын и Святых Дух, Троица единосущная и нераздельная.

Само слово "Троица" небиблейского происхождения, в христианский лексикон введено во второй половине II века святителем Феофилом Антиохийским. Учение о Пресвятой Троице дано в христианском Откровении.

Догмат о Пресвятой Троице непостижим, это таинственный догмат, непостижимый на уровне рассудка. Для человеческого рассудка учение о Пресвятой Троице противоречиво, потому что это тайна, которая не может быть выражена рационально.

Не случайно о. Павел Флоренский называл догмат о Святой Троице "крестом для человеческой мысли". Для того, чтобы принять догмат о Пресвятой Троице греховный человеческий рассудок должен отвергнуть свои претензии на способность все познавать и рационально объяснять, т. е. для уразумения тайны Пресвятой Троицы необходимо отвергнуться своего разумения.

Тайна Пресвятой Троицы постигается, причем только отчасти, в опыте духовной жизни. Это постижение всегда сопряжено с аскетическим подвигом. В.Н.Лосский говорит: "Апофа- тическое восхождение есть восхождение на Голгофу, поэтому никакая спекулятивная философия никогда не могла подняться до тайны Пресвятой Троицы".

Вера в Троицу отличает христианство от всех других монотеистических религий: иудаизма, ислама. Учение о Троице есть основание всего христианского веро- и нравоучения, например, учения о Боге Спасителе, о Боге Освятителе и т. д. В.Н.Лосский говорил, что Учение о Троице "не только основа, но и высшая цель богословия, ибо... познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь, в саму жизнь Пресвятой Троицы."

Учение о Триедином Боге сводится к трем положениям:

1) Бог троичен и троичность состоит в том, что в Боге Три Лица (ипостаси): Отец, Сын, Святой Дух.

2) Каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог, но Они суть не три Бога, а суть единое Божественное существо.

3) Все три Лица отличаются личными, или ипостасными свойствами.


Аналогии Пресвятой Троицы в мире

Святые отцы, для того, чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного.

Например, солнце и исходящие от него свет и тепло. Источник воды, происходящий из него ключ, и, собственно, поток или река. Некоторые усматривают аналогию в устроении человеческого ума (святитель Игнатий Брянчанинов. Аскетические опыты): "Наш ум, слово и дух, по единовременности своего начала и по своим взаимным отношениям, служат образом Отца, Сына и Святого Духа".

Однако все эти аналогии являются весьма несовершенными. Если возьмем первую аналогию – солнце, исходящие лучи и тепло, – то эта аналогия предполагает некоторый временный процесс. Если мы возьмем вторую аналогию – источник воды, ключ и поток, то они различаются лишь в нашем представлении, а в действительности это единая водная стихия. Что касается аналогии, связанной со способностями человеческого ума, то она может быть аналогией лишь образа Откровения Пресвятой Троицы в мире, но никак не внутритроичного бытия. К тому же все эти аналогии ставят единство выше троичности.

Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира, считал радугу, потому что "один и тот же свет и непрерывен в самом себе и многоцветен". "И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно видим различие, но не можем измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии".

Недостатком этой аналогии является то, что цвета спектра не есть самостоятельные личности. В целом для святоотеческого богословия характерно весьма настороженное отношение к аналогиям.

Примером такого отношения может служить 31-е Слово святителя Григория Богослова: "Наконец, заключил я, что всего лучше отступиться от всех образов и теней, как обманчивых и далеко не достигающих до истины, держаться же образа мыслей более благочестивого, остановившись на немногих речениях".

Иначе говоря, нет образов для представления в нашем уме этого догмата; все образы, заимствованные из тварного мира, являются весьма несовершенными.


Краткая история догмата о Пресвятой Троице

В то, что Бог есть един по существу, но троичен в лицах, христиане верили всегда, но само догматическое учение о Пресвятой Троице создавалось постепенно, обычно в связи с возникновением различного рода еретических заблуждений. Учение о Троице в христианстве всегда было связано с учением о Христе, с учением о Боговоплощении. Тринитарные ереси, тринитарные споры имели под собой христологическое основание.

В самом деле, учение о Троице стало возможным благодаря Боговоплощению. Как говорится в тропаре Богоявления, во Христе "Троическое явися поклонение". Учение о Христе "для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие" (1 Кор. 1, 23). Также и учение о Троице есть камень преткновения и для "строгого" иудейского монотеизма и для эллинского политеизма. Поэтому все попытки рассудочно осмыслить тайну Пресвятой Троицы приводили к заблуждениям либо иудейского, либо эллинского характера. Первые растворяли Лица Троицы в единой природе, например, савеллиане, а другие сводили Троицу к трем неравным существам (ариане).

Осуждение арианства произошло в 325 году на Первом Вселенском Соборе с Никее. Основным деянием этого Собора было составление Никейского Символа Веры, в который были внесены небиблейские термины, среди которых особую роль в тринитарных спорах IV столетия сыграл термин «омоусиос» - «единосущный».

Чтобы раскрыть подлинный смысл термина "омоусиос" понадобились огромные усилия великих Каппадокийцев: Василия Великого, Григория Богослова и Григория Нисского.

Великие Каппадокийцы, в первую очередь, Василий Великий, строго разграничили понятия "сущности" и "ипостаси". Василий Великий определил различие между "сущностью" и, "ипостасью" как между общим и частным.

Согласно учению Каппадокийцев сущность Божества и отличительные ее свойства, т. е. неначинаемость бытия и Божеское достоинство принадлежат одинаково всем трем ипостасям. Отец, Сын и Святой Дух суть проявления ее в Лицах, из которых каждое обладает всей полнотой божественной сущности и находится в неразрывном единстве с ней. Отличаются же Ипостаси между собой только личными (ипостасными) свойствами.

Кроме того, Каппадокийцы фактически отождествили (прежде всего два Григория: Назианзин и Нисский) понятие "ипостась" и "лицо". "Лицо" в богословии и философии того времени являлось термином, принадлежавшим не к онтологическому, а к описательному плану, т. е. лицом могли называть маску актера или юридическую роль, которую выполнял человек.

Отождествив "лицо" и "ипостась" в троичном богословии, Каппадокийцы тем самым перенесли этот термин из плана описательного в план онтологический. Следствием этого отождествления явилось, по существу, возникновение нового понятия, которого не знал античный мир: этот термин - "личность". Каппадокийцам удалось примирить абстрактность греческой философской мысли с библейской идеей личного Божества.

Главное в этом учении то, что личность не является частью природы и не может мыслиться в категориях природы. Каппадокийцы и их непосредственный ученик свт. Амфилохий Ико- нийский называли Божественные ипостаси "способами бытия" Божественной природы. Согласно их учению, личность есть ипостась бытия, которая свободно ипостазирует свою природу. Таким образом, личностное существо в своих конкретных проявлениях не предопределено сущностью, которая придана ему извне, поэтому Бог не есть сущность, которая предшествовала бы Лицам. Когда мы называем Бога абсолютной Личностью, мы тем самым хотим выразить ту мысль, что Бог не определяется никакой ни внешней, ни внутренней необходимостью, что Он абсолютно свободен по отношению к Своему собственному бытию, всегда является таким, каким желает быть и всегда действует так, как того хочет, т. е. свободно ипостазирует Свою триединую природу.


Указания на троичность (множественность) Лиц в Боге в Ветхом и Новом Завете

В Ветхом Завете имеется достаточное количество указаний на троичность Лиц, а также прикровенные указания на множественность лиц в Боге без указания конкретного числа.

Об этой множественности говорится уже в первом стихе Библии (Быт. 1, 1): "Вначале сотворил Бог небо и землю". Глагол "бара" (сотворил) стоит в единственном числе, а существительное "элогим" – во множественном, что буквально означает "боги".

Быт. 1, 26: "И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему". Слово "сотворим" стоит во множественном числе. То же самое Быт. 3, 22: "И сказал Бог: вот Адам стал как один из Нас, зная добро и зло". «Из Нас» – тоже множественное число.

Быт. 11, 6 – 7, где речь о Вавилонском столпотворении: "И сказал Господь: ...сойдем же и смешаем там язык их", слово "сойдем" – во множественном числе. Святитель Василий Великий в Шестодневе (Беседа 9), следующим образом комментирует эти слова: "Подлинно странное пустословие – утверждать, что кто-нибудь сидит и сам себе, приказывает, сам над собою надзирает, сам себя понуждает властительно и настоятельно. Второе – это указание собственно на три Лица, но без наименования лиц и без их различения".

XVIII глава книги "Бытия", явление трех Ангелов Аврааму. В начале главы говорится, что Аврааму явился Бог, в еврейском тексте стоит "Иегова". Авраам, вышедши навстречу трем странникам, кланяется Им и обращается к Ним со словом "Адонаи", буквально "Господь", в единственном числе.

В святоотеческой эгзегезе встречается два толкования этого места. Первое: явился Сын Божий, Второе Лицо Пресвятой Троицы, в сопровождении двух ангелов. Такое толкование мы встречаем у мч. Иустина Философа, у святителя Илария Пиктавийского, у святителя Иоанна Златоустого, у блаженного Феодорита Киррского.

Однако большинство отцов – святители Афанасий Александрийский, Василий Великий, Амвросий Медиоланский, блаженный Августин, – считают, что это явление Пресвятой Троицы, первое откровение человеку о Триединстве Божества.

Именно второе мнение было принято православным Преданием и нашло свое воплощение, во-первых, в гимнографии, где говорится об этом событии именно как о явлении Триединого Бога, и в иконографии (известная икона "Троица ветхозаветная").

Блаженный Августин ("О граде Божием", кн. 26) пишет: "Авраам встречает трех, поклоняется единому. Узрев трех он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как бы единому – исповедал Единого Бога в Трех лицах".

Указание на троичность Бога в Новом Завете - это прежде всего Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане от Иоанна, которое получило в Церковном Предании наименование Богоявления. Это событие явилось первым явным Откровением человечеству о Троичности Божества.

Далее, заповедь о крещении, которую дает Господь Своим ученикам по Воскресении (Мф. 28, 19): "Идите и научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа". Здесь слово "имя" стоит в единственном числе, хотя относится оно не только к Отцу, но и к Отцу, и Сыну, и Святому Духу вместе. Святитель Амвросий Медиоланский следующим образом комментирует этот стих: "Сказал Господь "во имя", а не "во имена", потому что один Бог, не многие имена, потому что не два Бога и не три Бога".

2 Кор. 13, 13: "Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами". Этим выражением апостол Павел подчеркивает личностность Сына и Духа, которые подают дарования наравне с Отцом.

1, Ин. 5, 7: "Три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино". Это место из послания апостола и евангелиста Иоанна является спорным, поскольку в древнегреческих рукописях этот стих отсутствует.

Пролог Евангелия от Иоанна (Ин. 1, 1): "Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог". Под Богом здесь понимается Отец, а Словом именуется Сын, т. е. Сын был вечно с Отцом и вечно был Богом.

Преображение Господне есть также Откровение о Пресвятой Троице. Вот как комментирует это событие евангельской истории В.Н.Лосский: "Поэтому и празднуется так торжественно Богоявление и Преображение. Мы празднуем Откровение Пресвятой Троицы, ибо слышен был голос Отца и присутствовал Святый Дух. В первом случае под видом голубя, во втором – как сияющее облако, осенившее апостолов».


Различие Божественных Лиц по ипостасным свойствам

Согласно церковному учению, Ипостаси суть Личности, а не безличные силы. При этом Ипостаси обладают единой природой. Естественно встает вопрос, каким образом их различать?

Все божественные свойства относятся к общей природе, они свойственны всем трем Ипостасям и поэтому сами по себе различия Божественных Лиц выразить не могут. Невозможно дать абсолютное определение каждой Ипостаси, воспользовавшись одним из Божественных имен.

Одна из особенностей личностного бытия состоит в том, что личность уникальна и неповторима, а следовательно, она не поддается определению, ее нельзя подвести под некое понятие, поскольку понятие всегда обобщает; невозможно привести к общему знаменателю. Поэтому личность может быть воспринята только через свое отношение к другим личностям.

Именно это мы видим в Священном Писании, где представление о Божественных Лицах основано на отношениях, которые между ними существуют.

Примерно начиная с конца IV века можно говорить об общепринятой терминологии, согласно которой ипостасные свойства выражаются следующими терминами: у Отца – нерожденность, у Сына – рожденность (от Отца), и исхождение (от Отца) у Святого Духа. Личные свойства суть свойства несообщимые, вечно остающиеся неизменными, исключительно принадлежащие тому или другому из Божественных Лиц. Благодаря этим свойствам Лица различаются друг от друга, и мы познаем их как особые Ипостаси.

При этом, различая в Боге три Ипостаси, мы исповедуем Троицу единосущной и нераздельной. Единосущие означает, что Отец, Сын и Святой Дух суть три самостоятельных Божественных Лица, обладающие всеми божественными совершенствами, но это не три особые отдельные существа, не три Бога, а Единый Бог. Они имеют единое и нераздельное Божеское естество. Каждое из Лиц Троицы обладает божественным естеством в совершенстве и всецело.
Источник: Богослов.ru

 

Игумен Мелхиседек (Артюхин)
День Святой Троицы. Пятидесятница
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Такими словами начинается в нашей церкви любое богослужение, любое таинство, любое священнодействие, потому что мы призываем на наши дела, на нашу жизнь, души и сердца благодать Святой Троицы и поэтому всегда возглашаем: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь». Ум человеческий не может вместить полноту Святой Троицы, явленную нам в Священном Писании и было много человеческих попыток узнать сущность Троицы, что Она есть по своему существу. В Священном Писании нам было открыто единственное определение, которое может нам дать понять тайну Пресвятой Троицы. Апостол Иоанн Богослов сказал нам: «Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога, и всякий любящий рожден от Бога и знает Бога»(1Ин.4,8). Поэтому когда человеческий ум дерзает познать святую Троицу, познавать ее можно только в Духе Святом, только в истине и только тому человеку, который является чадом святой, соборной и апостольской Церкви.

Сегодня у нас величайший праздник и величайшая радость, потому что нам дан этот Дух Святый, которым мы можем познавать Троицу святую, единосущную, нераздельную и непостижимую. В первых страницах Библии нам говорится о том, что в Превечном Совете Лица Пресвятой Троицы уже полагали о создании мира и человека, читая Священное Писание, мы находим там такие слова: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему:»(Быт.1,26). Не говорят в единственном лице «сотворю», но «сотворим» человека - по образу Нашему и по подобию. Какой образ и подобие даны нам с вами? Образ Божий в нас состоит в нашем владычественном уме, который дан нам Богом, мы - единственное существо, которому дан ум - способный постигать Бога, постигать истину, стремящийся к познанию причины происходящего с нами в нашей жизни. Нам дана свободная воля, чтобы мы возлюбили добро, истину и всю свою жизнь отдали Богу и для служения людям.

Нам дано чувство любви, которое мы должны посвящать Богу и ближнему нашему, потому что в этом весь закон: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим:возлюби ближнего твоего, как самого себя»(Мф.37-38).

И в этот день святой Пятидесятницы - день Святой Троицы, мы снова вспоминаем событие, которое случилось на 50-й день по Вознесении Спасителя нашего на Небеса - ученики Его сидели в Сионской горнице и вдруг сделался некий как бы шум ветра и все учеНики, и люди, находящиеся в Сионской горнице увидели, что Дух Святый в виде огненных языков почил на каждом из них, и все они исполнились благодати Святаго Духа и стали говорит иными языками.

Для чего случилось это событие? Господь сказал, что не оставит Своих учеников сирыми, но пошлет Святаго Духа, Которого видимым или ощутимым образом еще не было и, как мы слышали в Святом Евангелии, Христос еще не был прославлен, и Дух Святый еще не был в мире. Но Христос был прославлен в день Вознесения и поэтому Дух Святый был послан от Отца в этот мир, чтобы освящать его светом истины, чтобы не давать ему возможности кануть в небытие, чтобы каждый человек приходил к познанию Бога и к познанию истины. Дух Святый со дня Пятидесятницы живет в нашей церкви, в святых таинствах и поэтому мы, если имеем такое желание и возможность, то реальным образом можем познавать Его, участвуя в таинствах церкви.

Всякое таинство, всякое пророчество, всякое поучение - это есть плоды Духа Святаго. Порой это бывает непостижимо человеческому уму, но сердцу дано знать Духа Святаго, потому что каждый из нас знает такое слово «благодать». Это слово человек познает тогда, когда он молится Богу и когда беседует в Духе с Богом, тогда он исполняется этой благодати Божией, которая выражается в чувстве умиления. А что такое чувство умиления? Мы познаем, что Господь любит нас грешных, и за это проливаем теплые слезы умиления. Когда человек в Духе познает любовь Божию и познает, как он далеко отстоит от Бога, то он исполняется чувства благодати. Это чувство есть посещение нас Святым Духом явно в таинствах нашей церкви, особенно в таинстве Покаяния и в таинстве Причащения.

И вот нам Духом Святым дано знать Бога, дано нам знать непостижимые тайны существа Божия, нам открыто, что Бог есть Троица единосущная, но троичная в Лицах, когда объединяет их единая сущность, единство мысли, любви, дел. Мы различаем в Троице Бога Отца, Бога Сына, рожденного от Бога Отца, и различаем истинного Бога - Духа Святаго, исходящего вечно от Бога Отца. Троица, не имеющая ни начала, ни конца, бесконечная, непостижимая, всеблагая, всеправедная и всесовершенная, всегда пребывающая и никогда не перестающая быть, дающая мир, жизнь, свет и истину этому миру.

Человеческое существо не может взирать на солнце глазами без каких-либо побочных средств. Так непостижимо и существо Святой Троицы, но единственное открыто нам, что Бог есть любовь и познается любовью.

Когда блаженный Августин рассуждал о таинстве Святой Троицы, хотел постичь эту непостижимую тайну существа Божия и долго размышлял об этом, он сидел на берегу Адриатического моря, вдруг увидел он на берегу отрока, который выкопал маленькую яму, черпал ведром воду из моря и хотел залить эту ямку. Блаженный Августин спросил у него: «Что ты делаешь?» Он сказал: «Я хочу это море перечерпать в эту маленькую ямку». И сказал тогда блаженный Августин: «Это невозможно сделать, море такое великое, а ямка такая маленькая». И тогда отрок отвечает ему: «А как ты, будучи человеком и существом ограниченным, пытаешься проникнуть в тайны существа Божия, они непостижимы и безграничны, и Бог познается только любовью». Вот так Ангел возвестил блаженному Августину о непостижимости и безграничности существа Божия и открыл ему, как должно познавать Бога.

Авва Дорофей, великий учитель духовной жизни, говорит всем нам, что мы должны помнить слова Спасителя, что только чистые сердцем Бога узрят, что только душе, очищенной в духе, очищенной покаянием, только такой душе открываются великие тайны Божии. Он говорит: «Представьте себе, что наш мир подобен кругу, центр этого круга есть Бог всемогущий - Творец неба и земли. Радиусы, исходящие из этого круга, из этого центра жизни - есть мы с вами. Если человек стремится к Богу, от окружности стремится к центру любовью, добротой и истиной, то он невольным образом соединяется и с радиусом, и с каждым человеком. И наоборот: если люди как радиусы сближаются друг с другом, значит они невольно приходят к центру жизни; приходят к Богу, если они пребывают в любви между собой». Вот поэтому, если мы хотим познавать Бога, хотим соединяться с Ним, хотим, чтобы Он реальным образом жил в нас, тогда должны иметь смыслом своей жизни любовь, потому что без любви невозможна никакая христианская духовная жизнь, невозможно никакое познание Бога как Троицы Святой. И поэтому сама Святая Троица являет нам закон любви, потому что любовь Лиц Пресвятой Троицы направлены друг на друга.

Великое откровение было дано нашей Церкви, которое может познавать всякий человек. Нашей русской Церкви дано познание Святой Троицы, ибо Андрею Рублеву была открыта тайна Святой Троицы. Каждый помнит эту икону, помнит - как лица склоняются друг перед другом так, что невозможно постичь, кто из них первый, а кто последний, потому, что всех их объединяет единство любви. И вот мы с вами, глядя на Образ Святой Троицы, также должны помнить о том, что мы христианами можем быть только тогда, когда помним, чей образ мы на себе носим. А носим мы на себе образ святой единосущной, животворящей и нераздельной Троицы. Когда мы себя осеняем крестным знамением, когда мы складываем персты вместе во имя Отца и Сына и Святаго Духа, значит в этот момент мы осеняем себя воспоминанием Пресвятой Троицы, и поэтому перед каждым делом мы должны осенять себя крестным знамением. Однажды, когда старец Силуан, еще будучи в миру, ехал в поезде, он встретился с человеком, который предложил ему закурить, старец ответил ему, что христианину не полагается курить, тем более монаху. А человек этот говорит ему, что никак не может избавиться от этой привычки. Старец Силуан посоветовал ему: «Когда тебя будет тянуть покурить, ты прочитай молитву Отче наш». Этот человек говорит: «Как-то неудобно перед этим делом читать молитву Отче наш». Тогда старец Силуан говорит ему: «Так вот, всякое дело, перед которым неудобно читать молитву, не должно делать». Мы должны помнить, что когда у нас появляется какая-то раздражительность, гневливость, ложь и лицемерие, должны осенить себя крестным знамением во имя Отца и Сына и Святаго Духа и тогда язык не повернется солгать, кого-нибудь осудить, раздражиться или еще какое неправедное дело сделать, потому что мы призываем в нашу жизнь Святую Троицу - Бога любви.

Когда святой равноапостольный Константин, брат Мефодия, учителя славянских народов, спорил однажды с сарацинами о Святой Троице, они обратились к нему и сказали: «Почему многие люди верят в единого Бога, но никак не принимают христианство, Бога-Троицу которого тяжело познать». Тогда равноапостольный Константин говорит им: «Ваше учение подобно малому ребенку, через которого можно перепрыгнуть, а христианство, вера в Святую Троицу - оно глубоко, таинственно и исполнено премудрости». Нам дано познание Святой Троицы в подобиях. Вот солнце сияет каждый день и собою как бы символизирует Святую Троицу. Представьте себе солнечный день, этот диск, этот круг не имеет ни начала, ни конца, и этот круг подобен Богу Отцу, который не имеет ни начала, ни конца, Он безначален. Из этого круга исходят лучи света, этот свет подобен второму лицу Святой Троицы - Господу нашему Иисусу Христу, который Светом Евангелия, светом любви и истины просветил весь мир. И мы знаем, что от этого солнца исходит теплота, оживляющая каждого из нас, каждую травинку на земле. Вот эта теплота солнечная подобна третьему лицу Святой Троицы - Духу Святому, животворящему, согревающему собой каждого христианина и каждого человека, который стремится к познанию истины. Каждый человек имеет в себе дух, подобно Духу Божиему и в этом духе имеет ум, имеет волю, чувства, которые составляют единого человека. Поэтому наш ум должно посвящать служению Богу, добру и истине, и познавать должно Святую Троицу, насколько это возможно - делами любви и милосердия. Волю свою каждый человек должен отдавать Богу, борясь со своими страстями и похотями, потому что только такой человек, который распинает свою плоть, борется с пороками, только такой человек отдает свою волю Богу. И чувства наши должны мы также посвящать единому, непостижимому Богу, призывая в свою жизнь благодать Святаго Духа.

А как возможно исправить свою жизнь? Как можно, чтобы все наши чувства, наш ум и воля служили Богу? Без молитвы, без благодати Духа Святаго, которая дается в церковных таинствах это невозможно. Поэтому каждый христианин день и ночь призывает Святаго Утешителя Духа: «Царю Небесный, Утешителю Душе истины, иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси Блаже, души наша». Мы должны ежечасно и ежеминутно призывать Господа Иисуса Христа в молитве сердечной и умной: «Господи, Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешнаго». Через эту молитву человек приобщается Духа Святаго и без этой молитвы невозможно единение с Богом. Мы должны всегда об этом помнить.

Сегодняшний великий праздник - день Святой Пятидесятницы научает нас многому: научает нас единству, любви, потому что Бог есть любовь и бытие Святой Троицы есть любовь. Мы должны помнить о том, в каком виде Святый Дух сошел на апостолов - в виде огненных языков, и мы должны знать, что Бог наш есть «огнь поядающий» и своей жизнью мы должны уподобляться Ему, иметь огонь любви и ревности, потому что человек, не имеющий этой ревности, не может быть христианином. Нам Откровение говорит: «Знаю твои дела, ты не холоден и не горяч, :но как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих»(Откр.3,15-16). Каждый из нас должен светиться и согревать этот мир, лежащий во зле. Мы должны помнить слова Христа: «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного»(Мф.5,16).

И каждый из нас, в этот день Святой Троицы, тоже должен исполниться Духа Святаго и как святые апостолы, получив эту благодать, должны благовествовать всему миру и стать посланниками, благовествующими о слове истины, о Христе, о Святой Троице. Каждый из нас должен нести в своей жизни это апостольство, по нам будет судиться наш Бог - Бог любви. Будем иметь и мы между собою любовь, и тогда люди, глядя на нашу жизнь, скажут: «да, эти люди - дети Божии», а если увидят нашу злобу, эгоизм, тогда скажут: «мы не будем верить в такого Бога, потому что эти люди не несут в себе образ и подобие Того в Кого верят». Мы должны помнить, что каждому из нас дана величайшая миссия, величайшая благодать Духа Святаго - благовествовать о Господе Иисусе Христе и о Святом Духе - которая заключается не в словах человеческой мудрости, потому что и святые апостолы были простые рыбаки, но исполнились благодати Духа Святаго и стали говорить на иностранных языках, даже люди поражались, как они - неученые, говорят иными языками. А это дано было им благодатью Духа Святаго, чтобы весь мир привести к познанию Бога. Те люди, которые собрались строить Вавилонскую башню, которые хотели утвердить свое имя на земле, захотели уподобиться Богу, но Господь рассеял эти племена и языки, так что они не стали понимать друг друга, говоря на разных языках.

И вот теперь апостолы, ради единства, ради Церкви, ради мира собраны для спасения этого мира. Чтобы стать солью этого мира, Господь дает им понимание других языков и через это они все народы, все племена, привели к познанию Евангелия, к любви и истине.

В эти святые дни будем молить Святаго Духа, будем призывать Утешителя в нашу жизнь, чтобы в нас горел огонь любви к Богу Вседержителю, чтобы мы исполнялись верности, единства и любви по образу Святой Троицы. Тогда наша жизнь станет светом для всех людей, станет истинной, добротой и сиянием. Мы должны помнить об этом и «благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святаго Духа да будет над всеми нами во веки веков». Аминь.

АМИНЬ.
2005 г.

Иннокентий Архиепископ Херсонский (соч. Т.2, стр 435, 1872г.)
Слово на День Святой Троицы – Пятидесятницы
Во имя Отца и Сына и Святого Духа !

Этими великими и святыми словами пастыри Церкви начинают обыкновенно все собеседования с нами, братья мои. Но в другие дни эти святые слова служат только святым заглавием слов и бесед церковных, а в нынешний день они могут составить и предмет для поучения. Ибо ныне празднуем мы в честь и славу Пресвятой, Единосущной, Живоначальной и Нераздельной Троицы. О чем же беседовать ныне более своевременно, как не о тех Лицах, в честь Коих совершается празднество?

Трудно, правда, смотреть на солнце; еще труднее взирать на Пресвятую и Премирную Троицу: теряется зрение, здесь слепнет ум! Так ослепли: Арий, Македоний, Савелий, Несторий! Так слепнут и ныне те, кои дерзают взирать собственными очами прямо на пресветлый лик Существа творческого. Но мы поступим не так, а, подражая примеру богомудрых и вселенских учителей, вооружим свое слабое зрение трубою, которая, приближая духовное солнце, в то же время умеряет для нас блеск лучей его. Труба сия есть слово Божие, высказанное Пророками и Апостолами. Средство сие для нашей цели самое благонадежное, ибо в слове Божием говорит о себе или сам Отец, или сам Сын, или сам Дух Святый. Им ли не знать Себя верно или не уметь сказать о Себе, как должно?

Что же открывает нам слово Божие о Боге? Открывает то, что Бог един во всей полноте этого слова. Однако, единый по Существу Своему, Бог состоит из трех Лиц. Ибо это тот же, который на Синае явился единым и вещал через Моисея: "Слыши, Израилю, Господь Бог твой, Господь Един есть" - (Втор. IV, 4). Тот же самый на Иордане открылся в трех видах, и потом через Евангелиста Своего провозгласил: "трое суть свидетельствующие на небеси: Отец, Слово и Святой Дух, и сии три едино суть" (1 Иоан. V, 7). И сам Сын Божий, Который "исповедовал Того", его же "никто же виде нигде же" (Иоан. 1, 18), посылая Апостолов для обращения всего мира из тьмы к свету, повелел им крестить все народы во имя Отца и Сына и Святого Духа. После этого для нас не существует проблемы исповедывать Бога единого, или триединого.

Признавать, почитать и проповедывать Пресвятую Троицу - это наша непреложная обязанность, потому что это основание нашей веры, предмет нашей любви и залог нашего упования. Это - жизнь вечная! Ибо кто искупит нас кровью своей, если не Бог - Сын? Кто освятит нас благодатью своею, если не Бог - Дух Святой?

Посему, в едином Боге мы исповедуем трех - Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого. Бог Отец, именуется так потому, что Он, будучи исходным началом всего Божества, предвечно родил Сына и предвечно же произвел из Себя Пресвятого Духа. Бог Сын именуется так потому, что Он рожден от вечности Отцем из собственного Его Существа, а во времени Он же, как человек, благоволил родиться от Пресвятой Девы Марии. Бог Дух Святой именуется так потому, что Он предвечно вдохновлен Отцом и Сам одушевляет все сущее, особенно души разумные.

Чем отличаются между Собой Лица Божества, явствует уже из самого названия их. Бог Отец, Сам по себе безгрешен и существовал всегда; Бог Сын рождается, но не рождает и не производит Духа, Бог Дух Святый исходит от Отца, но не рождается и сам тем более не рождает и не производит. Отцовство, сыновство и происхождение - три отличительные свойства Лиц Божественных! Отличаясь друг от друга таким образом, эти три Лица составляют одного и того же Бога: Отец есть Бог, Сын есть Бог и Дух Святый есть Бог, но не три Бога, а единое Божество, единое по силе, единое по воле, единое по могуществу, единое по славе и державе.

Так, следуя слову Божию, учит о Боге святая Церковь, учит, не предполагая, что этим сказано было о Боге все возможное и что сказанное вполне и совершенно выражало образ бытия Божественного.

Нет, Церковь, несмотря на ее достоинство как невесты Христовой, далека от дерзкой мысли знать всё о Боге и Его бытии. Она именует учение о Святой Троице таинством, то есть таким предметом веры, который превышает наш ум; а что превышает ум, то не может быть объяснено словами: что объяснимо словами - то уже не таинство.

Что наиболее понятно всем в рассматриваемом нами таинстве веры, так это благодеяния, коими каждое Лицо Пресвятой Троицы ознаменовало Себя в отношении к людям. У этой стороны таинства нет ничего неясного, нет никакого недоумения. Бог Отец – это величайший Благодетель наш, поскольку Он воззвал нас из небытия, почтил образом своим, не оставил и падших, послал Единородного Сына своего искупить нас и Пресвятого Духа освятить нас. Бог Сын - это величайший Благодетель наш, поскольку после злополучного преступления нами заповеди эдемской он принял на Себя всю ответственность за наши грехи и всю тяжесть нашего падения. Для восстановления нас в первобытное совершенство облекся естеством нашим, жил среди нас, умер за нас и воскрес для нас.

Бог Дух Святой - это величайший Благодетель наш, поскольку, несмотря на бестелесную святость Свою, Он не гнушается нас, грешных и нечистых, а осеняет Своей благодатью Церковь и все, что в ней. Порождает, укрепляет и врачует наши души, умерщвленные грехами, в таинствах, просвещает нас через вдохновленных Им Пророков и Апостолов, даже благоволит таинственно обитать в каждой верующей душе для приготовления ее к переселению в вечное жилище всей Пресвятой Троицы. Кратко говоря, все учение слова Божия о действиях Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого состоит из повествования о Их благодеяниях грешному роду человеческому в разных видах.

Именно против этого, самого возвышенного, утешительного и всепросвещающего учения, не раз восставал близорукий разум человеческий со своими жалкими сомнениями и возражениями! Он же, кичливый и дерзкий, хотел бы, чтобы перед ним была открыта вся полнота Божества! Стоит приподнять только край завесы указанием на единство Триипостасии, и бедный разум не может снести сияния Святой Троицы!

Что же было бы, если бы Триединое явилось ему во всей полноте таинства всех своих совершенств? Но если разуму тяжело поднимать очи ввысь и зреть извечный свет там, откуда он исходит, то пусть он, бедный и слабый, осмотрится хотя бы вокруг себя. Ибо не напрасно замечено и сказано еще одним мудрым язычником, что во всем мире сияет и светит Троица.

В самом деле, обратим ли внимание на самые большие или самые малые силы природы, в каждой из них увидим тройственность, да и сами оттенки их тройственны. Так, все вещи существуют во времени и пространстве, но время тройственно: прошлое, настоящее и будущее. Пространство также тройственно: длина, ширина и высота, или глубина, что то же самое. Чем, далее, держится весь мир? Силою центробежною, центростремительною и вращательной.

Из чего состоит каждый день? Из утра, полдня и вечера. Из чего слагается каждая ночь? Из сумрака, полночи и рассвета. Что видим в каждой вещи? Форму, цвет и вес. Всем этим и многим другим вся видимая природа выражает тройственность той силы, которая извлекла ее из ничтожества. Кроме того, каждое из трех Лиц Божества, можно сказать, положило на всех вещах некий отпечаток своего личного бытия. Ибо существенное отличие Божественных лиц, как мы сказали, есть отцовство, сыновство и духопроисхождение. Теперь смотрите, какое из окружающих нас существ не имеет способности рождать и рождаться? Какое из существ, несмотря на свою грубость, не имеет своего духа? Везде рождение, везде и дух, как следы и знамения Триипостасного.

Но если Божественная Троица сияет во всем мире, то в человеке, созданном по образу Божию, она отражается с большею полнотою. Тут везде и во всем тройственность, начиная с видимого состава нашей природы. Наше тело со способностью рождать, наша душа со способностью чувствовать и страдать, наш дух со способностью воспринимать высшее, Божественное, и одушевлять низшее, чувственное. Что это, как не земная, ограниченная, а единосущная и нераздельная троица, подобная небесной, в коей трое - одна суть?

Возьмем ли тело человека: здесь видимая тройственность состава - костей, плоти и соков. Возьмем ли душу: тоже тройственность - чувства, понятия и желания. Возьмем ли дух, опять три: ум, воля и свобода. Каждая из способностей тоже тройственна в действии: ум приемлет от предмета впечатление, рассуждает и делает заключение; свобода видит, избирает и определяет; воля побуждает к действию, стремится, достигает.

Среди такой тройственности во всем сотворенном, чувственном и духовном, идти против тройственности в существующем вечно, не значит ли закрыть глаза и не видеть света среди полудня? Такова участь тех, кто, отвергнув руководство слова Божия, доверяются только своему бедному разуму! Переходя от заблуждения к заблуждению, они доходят нередко до того, что начинают сомневаться в собственном бытии.

Пожалев о таком неразумии и пожелав молитвенно заблуждающим просвещения свыше, обратимся, братья мои, к предмету нашего собеседования, вознесемся мыслью над всем сотворенным, приблизимся к престолу Триипостасного, как получившие возможность такого дерзновения благодаря заслугам Божественного Искупителя нашего.

Падем в благоговении перед величием неисповедимых совершенств и как свидетельство нашей любви и благодарности за бесчисленные благодеяния к нам Пресвятой Троицы, принесем Ей в дар все существо наше.

Богу Отцу принесем наше тело, да будет оно орудием к исполнению пресвятой воли Его.

Богу Сыну принесем нашу душу, да воодушевится она силою креста Его.

Богу Духу Святому принесем наш дух, да парит он в поднебесье над всем дольным, пламенея от росоносного дыхания Его.

Благо тому, кто еще в сей жизни начал, как воспевает Cв. Церковь нам в поучение, "светлеться Троическим единством священнотайне....." ! Аминь.

 





 

Дата создания:  30.05.2007 10:56:00

← Назад к списку

 
 



   
 
 
Официальный сайт храма преп. Серафима Вырицкого
192284, Санкт-Петербург, Загребский бульвар, д. 26
e-mail: kupchino-serafim@yandex.ru kuhr@list.ru
Приход храма во имя преподобного Серафима Вырицкого в Купчино
тел: 8-905-254-38-97
 
   
Rambler's Top100 Rambler's Top100