Главная
Новости прихода
Фотографии
Публикации
Богослужения
Воскресная школа
Иконы нашего храма
Обращение
Гостевая книга
Ссылки
Наши координаты
Календарь 2017
История прихода
Православная поэзия
Объявления
Слово пастыря
Паломническая служба
Пожертвования
ПОМОЖЕМ ВСЕМ МИРОМ
 
 



Вербное воскресенье. Вход Господень во Иерусалим
Святитель Филарет (Вознесенский)
Митрополит Сурожский Антоний
Схиигумен Авраам (Рейдман)
Священник Сергей Ганьковский

Святитель Филарет (Вознесенский)
ПРОПОВЕДЬ "ВХОД ГОСПОДЕНЬ В ИЕРУСАЛИМ"

Мы с вами вспоминаем молитвенно и торжественно Царский вход Царя Славы, Господа Иисуса Христа в Его "стольный град царский", Его столицу, во св. град Иерусалим.

Шумно волновался народ иудейский, когда Христос входил туда, перед наступлением пасхи. К этому празднику в Иерусалим стекались миллионы людей, и он был уже заполнен народом, когда происходила торжественно-царственная встреча долгожданного Мессии - Спасителя мира.

Св. евангелист Иоанн Богослов в своем Евангелии отмечает, что перед входом Господним в Иерусалим, еще по пути среди народа молниеносно распространился слух о Чуде воскрешения Лазаря, сотворенном Иисусом Христом; весть об этом поразительном Чуде подняла дух у всех, кто почитал и любил Спасителя. После этого, как говорит Св. Евангелист Лука, все в радости стали славить Бога за все дивные Знамения, которые они видели за это время. Нужно иметь в виду, что все апостолы ждали того, что их Учитель придет в Иерусалим, чтобы там прославиться, как прославляется земной царь. Им казалось, что этот момент уже наступил, что Христос входит в Иерусалим с Царскою славою именно для того, чтобы принять Престол и воцариться; и они ликующе возглашали: "Осанна, благословен Грядый во Имя Господне". Восторг народа был настолько велик, что люди постилали свои одежды на пути, по которому ехал Спаситель, срезали ветви финиковых пальм и других деревьев, устилая ими Его путь, шли, имея их в руках, как знамение торжества и празднования.

Велик был восторг и апостолов, и народа. Но Сам святейший Виновник торжества не принимал участия в этом ликовании; напротив того - как говорит Св. Евангелист Лука - когда они приблизились к Иерусалиму, и открылся вид на красоту этого св. города, Христос Спаситель, вопреки ликованию всех Его окружавших, как бы не видя и не слыша этого ликования, - заплакал, глядя на город, и сказал: "О, если бы ты хоть в этот день понял, что служит к спасению твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих; и придет день, когда враги тебя окружат, осадят, разрушат и камня на камне тебе не оставят за то, что не уразумел ты времени посещения своего…"

Господь знал, как непостоянен народ, и как переменчива толпа. Своим всеведением он провидел, что не пройдет и недели, как возгласы "Осанна Сыну Давидову" сменятся воплями "Возьми, возьми, распни Его", и что эти ужасные слова будет кричать тот самый народ, который только что восторженно встречал Его. Это наполнило глубокой скорбью Его Святейшую Душу. Одно было утешительно и радостно для Спасителя при Его входе в храм: это - чистые детские голоса, от чистой души и чистого сердца восклицавшие Ему: "Осанна Сыну Давидову". Вот этому радовался Господь, ибо это был чистый детский восторг, и дети, - как дети, от всего сердца радовались и торжествовали, не понимая, как должно, всего происходящего, но непосредственно выражая Ему свои восторг и любовь.

Вот это мы с вами ныне вспоминаем и празднуем; но помним также, что, по словам молитвы церковной, этот день не только праздничный, но и предпраздничный. Ибо, если завтрашнее воскресение именуется "Вербное Воскресение" или "Вход Господень в Иерусалим", то в следующий воскресный день будет праздников Праздник - Святая Пасха Христова, до которой всякая верующая душа надеется по милости Божией дожить и встретить Ее еще более торжественно и радостно.

А между этими двумя великими Праздниками, между этими двумя воскресными днями - находится Страстная седмица, с ее богатством богослужебных воспоминаний, молитвословий и священнодействий. Так постарайтесь же, возлюбленные, почерпнуть как можно больше из этого богатства Страстной Седмицы. Это особое, благодатное и священное время в церковно-богослужебном году. И прекрасно делает тот, кто пользуется каждой возможностью в дни страстной седмицы, особенно в ее три последние дня, - в четверг, пятницу и субботу, как можно чаще побывать в храме. Тот, кто по каким-либо причинам не бывал раньше в храме в эти святые дни и приходит впервые -с поражается красотой молитв и священнодействий, и сплошь и рядом горько упрекает себя за то, что раньше пренебрегал этим, и сам себя лишал этого духовного богатства и укрепления. Это богатство Церковь предлагает нам теперь. Постараемся же воспользоваться им и, освятившись и укрепившись святыми службами Страстной Седмицы, - встретим, как должно, и Пасху Святую! Аминь.

Митрополит Сурожский Антоний
ВЕРБНОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Праздники бывают разные. Мы сейчас встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы — все в нем торжество: Христос вступает в Святой Град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом: разве здесь есть что-то трагическое?

Увы, есть! Потому что все это торжество, все это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании... И та же самая толпа, которая сегодня кричит: “Осанна Сыну Давидову!” — т.е. “Красуйся, Сын Давидов, Царь Израилев”, в несколько дней повернется к Нему враждебным, ненавидящим лицом, и будет требовать Его распятия.

Что же случилось? Народ Израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Христос возьмет в Свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, Который освободит Израильский народ от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отомщено будет всем...

А вместо этого Христос вступает в Священный Град тихо, восходя к Своей смерти... Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всем разочаровал; Он — не ожидаемый. Он не тот, на которого надеялись. И Христос идет к смерти...

Но что же остается одним и что завещавает нам Христос Своей смертью?

В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: Се, оставляется дом ваш пуст; отныне — пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; все превратилось в пустыню...

Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел, единственное, что может сделать человеческое общество полноценным, единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному: Того Бога, Который настолько велик, что перед Ним нет ни великого, ни малого, а все, в каком-то отношении, так мало перед Ним, а в каком-то смысле все так значительно — как перед любовью: самые мелкие, незаметные слова так дороги и значительны, а большие события иногда так ничтожны в таинстве любви.

Оставляется вам дом ваш пуст... Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать... И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской Империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? — Ничто. Порой — могилы; чаще — чистое поле...

А Христос? Христос никакой силы, никакой власти не проявил. Перед лицом непонимающих Его Он непонятен: Он все мог; Он мог эту толпу, которая Его так восторженно встречала, собрать воедино, из нее сделать силу, получить политическую власть. Он от этого отказался. Он остался бессильным, беспомощным, уязвимым, кончил как будто побежденным, на кресте, после позорной смерти, среди насмешек тех, могилы которых теперь не сыскать, кости которых, пепел которых давно рассеяны ветром пустыни...

А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что кроме любви, кроме готовности в своем ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать человеком, не унизив Себя. Он нас научил тому, что нет ничтожных людей, тому, что страданье не может разбить человека, если только он умеет любить. Христос научил нас тому, что в ответ на опустошенность жизни можно ответить, отозвавшись только мольбой к Богу: Приди, Господи — и приди скоро!...

Только Бог может Собой заполнить те глубины человеческие, которые зияют пустотой и которых ничем не заполнишь. Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню жизни в цветущий сад.

И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога пришедшего только с вестью о любви до конца — и отвернулся от Него, потому что не до любви было, потому что не любви они искали, потому что страшно было так любить, как заповедал Христос — до готовности жить для любви и умереть от любви. Они предпочли, они хотели, жаждали земного. Осталась пустыня, пустота, ничто...

А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые выбрали любовь — и ничтожество, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили по неложному обетованию Христа ЖИЗНЬ, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь... Праздник, который мы сейчас вспоминаем, который мы сейчас празднуем — это день страшнейшего недоразумения: одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом жизни. Аминь.

Схиигумен Авраам (Рейдман)
О покорении себя истине Христовой
 (Евангелие от Иоанна, 41 зачало, глава XII, стихи 1-18)

Вчера мы вспоминали воскрешение из мертвых Лазаря Четверодневного — одно из последних величайших чудес, сотворенных Господом Иисусом Христом незадолго до Его страданий. Сегодня же вспоминаем о том, как триумфально за шесть дней до Пасхи Спаситель вошел в Иерусалим. Из Евангелия не совсем понятно, когда именно произошло воскресение Лазаря и через сколько времени совершился вход Господень в Иерусалим. Но, исходя из Предания и древнего обычая, Церковь установила праздновать воскрешение праведного Лазаря в субботу, а вход Господень в Иерусалим — на следующий день, в воскресенье, ради того чтобы два этих важных и по своему влиянию на ход дела действительно связанных между собой события мы понимали как причину и следствие. Вот как описывает вход Господень в Иерусалим евангелист Иоанн. (Для того чтобы было более ясно, как все это происходило, мы вынуждены совместить чтение из Евангелия от Иоанна, которое прозвучало сегодня на литургии, и вчерашнее чтение на утрени из Евангелия от Матфея.) «За шесть дней до Пасхи пришел Иисус в Вифанию, где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых. Там приготовили Ему вечерю, и Марфа служила, и Лазарь был одним из возлежавших с Ним. Мария же, взяв фунт нардового чистого драгоценного мира, помазала ноги Иисуса и отерла волосами своими ноги Его; и дом наполнился благоуханием от мира» (ст. 1–3). Может быть, Мария поступила так, подражая той женщине, которая почтила Господа подобным же образом, что описывает евангелист Лука (см. Лк. 7, 37–38). И в этом смысле подражание ее было весьма похвально. Во время трапезы она также подошла к возлежавшему Господу Иисусу и совершила поступок, который показался ученикам (о чем пишут другие евангелисты) необыкновенным и ненужным расточительством. Подобно тому как Мария следовала примеру другой женщины или, может быть, двух других женщин, так и Иуда Искариотский подражал ученикам Спасителя, которые по простоте своей не понимали, что такое почитание со стороны Марии угоднее Богу, чем раздача нищим стоимости этого мира. И если Мария помазала ноги Господа миром, желая смиренно почтить таким образом Господа Иисуса Христа и показать всем, что Он достоин Божеского поклонения (сознательно она действовала или не вполне, но, безусловно, искренне), то Иуда Искариотский заботой о нищих прикрывал свою страсть, свое сребролюбие. На самом деле он этой заботы не имел, но лишь заимствовал такое поведение у искренних и действительно имевших любовь к ближнему учеников Спасителя — апостолов. «Тогда один из учеников Его, Иуда Симонов Искариот, который хотел предать Его, сказал: Для чего бы не продать это миро за триста динариев и не раздать нищим? Сказал же он это не потому, чтобы заботился о нищих, но потому что был вор. Он имел при себе денежный ящик и носил, что туда опускали. Иисус же сказал: оставьте ее; она сберегла это на день погребения Моего. Ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда» (ст. 4–8). Спаситель отвечает ему так же, как и ученикам, и не обличает тайный мотив его поступка — сребролюбие. Это делает евангелист Иоанн, написавший свое Евангелие спустя много времени. Наверное, только впоследствии он разобрался, почему Иуда Искариотский, по видимости имевший любовь к ближнему, совершил такой лукавый поступок, столь лицемерно себя повел. На самом деле он был вором и им двигало сребролюбие.

«Многие из Иудеев узнали, что Он там, и пришли не только для Иисуса, но чтобы видеть и Лазаря, которого Он воскресил из мертвых» (ст. 9). Сам Лазарь был живым доказательством всесильности Спасителя и того, что Он явился победителем смерти. Люди приходили, смотрели на Лазаря, имели, вероятно, возможность и осязать его, чтобы убедиться, что он действительно совершенно здоровый, полноценный человек и что на нем нет никаких следов не только смерти, но и болезни, приведшей его к кончине. Глядя на него, они уверялись в том, что Спаситель есть Мессия, что Он есть истинный Посланник Божий.

«Первосвященники же положили убить и Лазаря, потому что ради него многие из Иудеев приходили и веровали в Иисуса» (ст. 10–11). Первосвященники же упорствовали, потому что не желали терять влияние на народ, который они использовали ради собственной выгоды: манипулируя его мнением и притворяясь благочестивыми, они могли жить, наслаждаясь земными благами. Надо отметить, что первосвященники принадлежали к саддукейской ереси и отрицали все духовное: как существование души и ее бессмертие, так и существование Ангелов и духов. Это доказывает то, что они более всего уповали на земное преуспеяние и поэтому считали, что если благословение Божие и существует, то выражается оно только в том, что человек, имеющий его, живет на земле лучше других. Можно сказать, что саддукейская ересь представляла собой некую разновидность безбожия с той лишь поправкой, что в то время люди еще не осмеливались отрицать бытие Божие полностью, ибо такое отрицание казалось отсутствием здравого смысла и полным безумием. Но по сути саддукеи уже не имели настоящей веры. Итак, первосвященники, эти древние безбожники, упорствовали, задумав убить не только Господа Иисуса Христа — как они твердо решили, посовещавшись после воскрешения Лазаря из мертвых, — но и самого Лазаря, потому что считали, что общение с ним также усиливает в людях веру в Иисуса и подрывает их собственное влияние на народ.

Теперь мы обратимся к Евангелию от Матфея. Вот как оно рассказывает о входе Господнем в Иерусалим. «И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда Иисус послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне; и если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их. Всё же сие было, да сбудется реченное через пророка, который говорит: Скажите дщери Сионовой: се, Царь твой грядет к тебе кроткий, сидя на ослице и молодом осле, сыне подъяремной. Ученики пошли и поступили так, как повелел им Иисус: привели ослицу и молодого осла и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их» (Мф. 21, 1–7). По словам евангелиста Иоанна, о чем мы прочтем далее, в то время ученики не понимали, что они исполнили древнее пророчество. И евангелист Матфей повествует о входе Господнем в Иерусалим уже спустя годы после этого события и после Воскресения Спасителя и сошествия Святого Духа на апостолов, когда им было дано правильное понимание Священного Писания, в том числе и пророчеств. И потому евангелист уже ясно осознавал, чтό произошло тогда. «Множество же народа постилали свои одежды по дороге, а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге; народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! благословен Грядущий во имя Господне! осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского». (Мф. 21, 8–11).

А вот как повествует об этом событии евангелист Иоанн: «На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Иисус идет в Иерусалим, взяли пальмовые ветви, вышли навстречу Ему и восклицали: осанна! благословен грядущий во имя Господне, Царь Израилев! Иисус же, найдя молодого осла, сел на него, как написано: Не бойся, дщерь Сионова! се, Царь твой грядет, сидя на молодом осле» (ст. 12–15). Это пророчество обозначает, что истинные израильтяне, то есть те, которые желали принять Мессию и стать Его учениками и последователями, не должны были бояться, хотя по грехам своим достойны были всякого наказания и Царю Израилеву следовало бы, наверное, жестоко наказать их за их отступление от Бога, нерадение и греховную жизнь. Но вход Господа в Иерусалим на молодом осле, или осленке, знаменовал Его кротость. Он въезжал не на боевой колеснице и не на боевом коне, но на животном совершенно мирном, не использовавшемся на войне.

«Ученики Его сперва не поняли этого; но когда прославился Иисус, тогда вспомнили, что тбк было о Нем написано, и это сделали Ему» (ст. 16). Ученики исполнили пророчество по приказанию Спасителя, не понимая, однако, чтό делают; сделали это из послушания. Это пример всем христианам, пример того, что, оказывая послушание Церкви, может быть, даже и не понимая какого-либо момента святоотеческого учения, мы тем самым исполняем волю Божию. И когда вслед за тем нас посещает благодать Божия, то мы осознаем, в чем заключался смысл того или иного действия, мотивированного просто уважением к авторитету святых отцов и Преданию Православной Церкви.

«Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых» (ст. 17). Люди приветствовали Господа Иисуса Христа, может быть, также не понимая того, что они делают, движимые, скорее, сердечным чувством, а не сознательной верой. Весь Иерусалим «пришел в движение»: одни приветствовали Спасителя, другие просто с любопытством смотрели, поддавшись общему праздничному, восторженному настроению. Причиной этого «движения» было величайшее чудо, совершенное Господом, — воскресение из мертвых Лазаря Четверодневного. Люди не могли не признать величия Иисуса и как бы поневоле прославляли Его: «Народ, бывший с Ним прежде, свидетельствовал, что Он вызвал из гроба Лазаря и воскресил его из мертвых».

Когда Господь входил в Иерусалим, то непосредственные свидетели воскрешения Лазаря объясняли причину своего ликования всем, кто пришел, чтобы увидеть это необыкновенное торжественное шествие, всем любопытствующим, стекавшимся с разных сторон Иерусалима (в Иерусалиме в то время было много богомольцев, пришедших на Пасху из разных стран). Люди свидетельствовали о том, что своими глазами видели, как Лазарь вышел из гробницы, как Господь воздвиг его из мертвых. Нам неизвестно, участвовал ли в этом шествии сам Лазарь, но свидетели его воскресения, как мы узнаем из Евангелия, там были. Притом, видимо, их было много, потому что и в Евангелии от Иоанна мы читаем, что «многие из Иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их» (Ин. 11, 19). И все эти «многие» были, сознательно или несознательно, также живым доказательством великого чуда.

«Потому и встретил Его народ, ибо слышал, что Он сотворил это чудо» (ст. 18). Истинное духовное величие состоит не в том, чтобы Господь торжественно вошел в город как некий полководец или победоносный воин, не в том, чтобы Он покорил врагов, которые притесняли иудеев уже на протяжении многих столетий. И даже не в том, что Господь чудесным образом накормил тысячи нуждающихся голодных людей (см. Мф. 14, 14–21). Мы помним, что когда народ после чудесного умножения хлебов собрался прославить Христа и объявить Его Царем Израилевым, то Он скрылся, отвергнув такое поклонение. Господь не хотел, чтобы люди почитали Его Царем по такому житейскому человеческому мотиву, то есть за то, что Он их накормил. Конечно, они видели чудо и потому намеревались возвеличить Христа, но, с другой стороны, ими руководило и желание всегда пользоваться вещественными благами. Они хотели сделать Христа своим Царем, чтобы никогда не испытывать никаких земных нужд, потому Господь и не захотел, чтобы Его прославили за это, пусть и великое, чудо. Но вот Он воскресил из мертвых Лазаря Четверодневного и явился победителем смерти, Он пренебрег всеми остальными скорбями и бедами человеческой жизни, не обратил внимания на таких врагов израильского народа (в то время единственного правоверующего народа на земле), как римляне, или персы, или другие народности Востока и Запада, время от времени вот уже на протяжении нескольких столетий притеснявших Ветхозаветную Церковь. Пренебрег всем этим как несущественным и не имеющим значения, потому что все земные нужды и скорби, происходящие от людей или от стихийных бедствий, в конечном счете приводят к смерти. Тот, Кто сокрушил смерть, избавил людей от страха подвергнуться земным скорбям. Победив смерть, Господь захотел, чтобы именно тогда Его и прославили как Израильского Царя — не как победителя врагов или избавителя от разных земных лишений, а как победителя смерти.

Были чудеса, которые Господь сотворил уже после входа в Иерусалим. Можно их перечислить — их немного. Он иссушил смоковницу, чтобы показать Свое могущество не только в отношении милосердия, но и если бы Он захотел, то и в отношении гнева и наказания (см. Мф. 21, 19). Тем самым Господь засвидетельствовал, что предается Своим врагам добровольно. Когда намеревавшиеся Его арестовать — а с ними был и Иуда — пришли в Гефсиманский сад и объявили, Кого они ищут, Спаситель сказал: «Это Я» — и все они пали на землю (см. Ин. 18, 6). Таким образом Он обнаружил перед ними Свое могущество, а Своим ученикам дал понять, что по Своей воле идет на страдания для принесения Искупительной Жертвы. Другим чудом было исцеление Малха, одного из рабов, пришедших взять Господа под стражу. Исцеляя его, Спаситель учит нас любить своих врагов, даже в тот самый момент, когда они откровенно желают нам зла. Вот те чудеса, которые сотворил Господь до Своих страданий.

Во время Его Крестных Страстей также совершались необыкновенные знамения и явления (см. Лк. 23, 45). Разорвалась завеса, отделявшая Святое от Святая Святых, а это означало, что иудейский Храм опустел, его оставила благодать. Произошло затмение солнца, то есть и сама природа содрогнулась от такого страшного преступления иудеев и от величия Той Жертвы, которую Иисус Христос принес за всех нас. И, наконец, Воскрешение из мертвых Самого Спасителя — это самое великое чудо, явившееся как бы завершением Его миссии на земле. Кроме того, Господь еще и воззвал из гробов многих умерших праведников, которые явились верующим людям и свидетельствовали о Его грядущем Воскресении (см. Мф. 27, 52–53). Нам известно и о многих чудесных явлениях Спасителя по Его Воскресении, сопровождавшихся необыкновенными событиями. Например, мы знаем о чудесном лове рыбы на Генисаретском озере (см. Ин. 21, 1–14), о том, как Господь вошел в горницу, где находились Его ученики, через запертую дверь (см. Ин. 20, 19). Однако до Крестных страданий Господа Иисуса Христа чудо воскресения из мертвых Лазаря Четверодневного было величайшим и потрясло весь Иерусалим, так как произошло оно недалеко от города и весть о нем разнеслась среди всех иерусалимлян. Это было последней попыткой Спасителя обратить к истине упрямых, лукавых и своенравных иудеев, чтобы они познали в Нем Христа.

Но мы видим, что ликование народа, сопровождавшее вход Господень в Иерусалим, очень скоро угасло. Наверное, уже к концу того же дня люди забыли о произошедшем чуде. Это был лишь мгновенный всплеск их восторга и радости. Ведь они ожидали увидеть какое-то внешнее торжество: ликующих воинов, окружающих Спасителя и выступающих на Его стороне, низверженных Им иудейских правителей, в первую очередь римских чиновников и воинов, находившихся в Иерусалиме. Не увидев всего этого и не понимая или не понимая до конца именно духовную победу Господа, люди разошлись, и все успокоилось. А через несколько дней эти люди имели уже совсем другое настроение. Может быть, в душе они имели какую-то веру, но, боясь своих начальников, своих первосвященников, они поддались человекоугодию, из-за которого люди хотят выглядеть здравомыслящими в глазах своих ближних, соседей и друзей и не желают быть какими-то особенными. Поддавшись этому чувству, они отреклись от Спасителя, и как несколько дней назад многие из них говорили: «Осанна!» — так потом кричали: «Распни, распни Его!»

Мы, православные христиане, вспоминая в назидание себе это евангельское повествование, уверяемся в Божественном происхождении Господа нашего Иисуса Христа. Но в то же самое время мы должны укорять самих себя и извлекать для себя, может быть, и печальные уроки. Мы увидели, как человекоугодие привело иудеев в конечном счете к душевной катастрофе. Но и мы иногда прославляем Бога из человекоугодия, прославляем Его, потому что «все» это делают. Когда все увлечены энтузиазмом к совершению добрых дел, служению Богу, каким-то частным проявлениям благочестия, тогда и мы вместе со всеми готовы на это. Когда же мы сталкиваемся с людьми, противящимися истине, то так же легко поддаемся нерадению и маловерию, так что выражение пламенной веры через несколько дней сменяется глубочайшими сомнениями. В значительной степени все эти беды происходят с нами из-за страшной страсти человекоугодия, из-за того, что мы хотим быть «как все». Но мы не должны руководствоваться этим принципом, для нас главное — это Истина. Если все будут за Истину, то и мы будем со всеми, если же все будут против Истины, то мы должны остаться с ней, пусть даже мы будем одни или в малом числе. Ведь лишь немногие ученики Спасителя, которые сохранили преданность Ему и в душе все же не утратили веру, хотя и проявили малодушие и, отрекшись, бежали, за одну свою веру и внутреннюю преданность сподобились стать проповедниками Истины. Они не только сами исповедовали ее, но были ее проповедниками и свидетелями по всей земле. Своими, как говорит пророк, «прекрасными ногами» (см. Ис. 52, 7; Рим. 10, 15) они покорили Истине Христовой весь мир. Не мечом, не силой, не государственным могуществом, как делали, например, магометане, завоевывавшие разные народы, но исключительно проповедью и силой своей веры. Аминь.  

23 апреля 2000 года

Священник Сергей Ганьковский
Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
В одной Церкви - в нашей православной Церкви - из глубины душ, уязвленных одиночеством и тоской, вырвались слова, вырвался крик, молитва к Богу-Утешителю: "Прииди и вселися в ны!" И в той же самой Церкви - в нашей православной Церкви - из глубины души, уязвленной сокрушительным страхом и сознанием собственного глубокого недостоинства выкрикнуты были другие слова: "Выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный".(Лк.5,8.)

       Так, вот уже две тысячи лет, мы, христиане, то взыскуем Бога, то бежим от Него. Так вера в наших душах сменяется предательством. Так с давних времен и поныне, все в той же самой Церкви, все те же самые люди, мы, христиане, то с радостью кричим "осанна", то с яростью - "распни Его"! И наш Бог, видит и знает это. Знает и тогда в Иерусалиме, знает и сейчас. Он знает, что ждет великий город, Он знает, что ожидает весь мир, и потому - плачет.

     Евангелист Лука пишет об этом так: "И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем..."(Лк.19,41.) Господь наш плачет о нас с вами, и эти слезы Христа - горький укор нам всем и одновременно, как это ни удивительно, эти слезы нашего Бога - знак надежды. Ведь только вчера Господь плакал об умершем Лазаре, и вот - Лазарь жив! Значит и у нас есть надежда на жизнь, значит и для нас не все потеряно.

     Только ликуя и радуясь, нельзя забывать зачем наш Бог и Спаситель идет в Иерусалим. Он идет туда умирать. Весь ужас события, которое мы сегодня празднуем заключается в том, что никто из стоящих вдоль этого недолгого пути, никто не догадывается, не знает, что осленок везет Сына Божия на Голгофу. На смерть.

     Вспомните, неделю назад, когда мы читали евангельский рассказ о том, как Христос в окружении своих преданных учеников и друзей только еще начал Свой путь к Иерусалиму из-за Иордана, сделал еще только первые шаги ко Кресту, и рядом не было посторонних, не было чужих, а были только свои - любящие и любимые; самые близкие из них, те, кого Он брал с собой на Фавор, кто был посвящен в самые сокровенные тайны, Иаков и Иоанн, после прямых слов Спасителя о том, что предадут Его на смерть, и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его, - Иаков и Иоанн просят Его, как мы бы теперь сказали "о теплых местечках". "Дай нам сесть одному по правую сторону, а другому по левую, в славе Твоей"! И Господь еще раз говорит своим ученикам о Своей смерти и о том, что только этим, только страданием, только Крестом Он может поделиться с ними.

     Люди с пальмовыми ветвями в руках там, у стен Иерусалима и мы, стоящие в этом храме с ветками вербы, которые заменяют нам сегодня пальмы, чего мы ждем от Господа Иисуса, чего мы просим у Него сейчас, в момент, когда начинается Скорбный путь Спасителя нашего на Крест? Я знаю, чего просят у Христа те толпы иерусалимских граждан и каждый из стоящих здесь. Знаю, потому что и сам прошу только этого: здоровья, счастья, благополучия, тихой безмятежной жизни. "Теплого местечка", попросту говоря. И совершенно неважно в какие конкретные формы эти всеобщие просьбы воплощаются. Ведь граждане иерусалимские тоже хотели простого человеческого счастья, вполне законных вещей: свободы от римских оккупантов, религиозной и национальной свободы, да, и хлеба, да, и жизни для себя и для детей своих. Они хотели того же, чего и мы хотим. И эти желания не были незаконны. Точно так же как вполне законны и наши молитвенные просьбы к Богу и Спасителю нашему. Только вот беда, никто из вопивших "Осанна" не понял, что для того, чтобы воскреснуть для новой жизни, для того, чтобы восстать из порабощения римским ли оккупантам или просто греховным страстям, нужно "подвизаться до крови", нужно умереть за свободу, нужно сораспяться со Христом. Нужно пить Чашу, которую Он пьет.

     Граждане Иерусалимские этого не поняли. Не прошло и пяти дней, как те же, кто восторженно кричал "Осанна", яростно завопили: "Распни Его".

     Нам нужно помнить об этой страшной ошибке. Нам, стоящим с вербами в руках, и тем самым свидетельствующим, что мы так же, как и они встречаем Христа, нужно удержаться от их заблуждения. Нам нужно понять, что нашими грехами, нашей холодностью, нашим спокойным равнодушием Христос распинается вновь и вновь. Нам нужно понять, что это мы, а не давно умершие жители знойной Палестины, ждем от Господа нашего "теплого местечка", а Он призывает нас к доверию и сораспятию. Если мы этого не поймем и не отдадим Ему доверчиво свое сердце, свою жизнь, свою судьбу, не боясь и не ужасаясь ничему, что нам предстоит, боюсь, что и мы завопим очень скоро: "Распни Его".

     Ведь для того, чтобы так согрешить, совсем не обязательно в самом деле призывать к распятию. Достаточно просто забыть о нем. Жить так, как будто не было в истории страшной казни на Голгофе, жить как живут миллионы людей, даже не утруждая себя вопросом: "Чего Бог хочет от меня?"

     Весь Великий Пост Церковь пыталась пробудить в нас покаянное чувство. Если попробовать в кратких словах определить, что это такое, то, очевидно, что это - понимание того, что Распятие - это наших рук дело. Распятие стало возможным, потому что рос и умножался грех в каждом из людей. И мы знаем, что так же, как и в те далекие годы, он растет и умножается в нас, бесстыдством, ленью, жадностью, ненавистью.

     И вот на пороге страстных дней, когда начинается восхождение Бога нашего на Крест, только всего и попытаемся понять, что это - наших рук дело. Грех и смерть наших рук дело. И поняв это, с новой силой, с новой надеждой вспомним о слезах Спасителя, потому что этими слезами, этой любовью, этой жалостью к человеку четверодневный Лазарь воскрес из мертвых. Этими слезами и мы восстанем от греха. Этими слезами и мир спасен будет. Аминь.

     12 апреля1998 г.


 

 

 

 

Дата создания:  14.05.2007 11:12:00

← Назад к списку

 
 



   
 
 
Официальный сайт храма преп. Серафима Вырицкого
192284, Санкт-Петербург, Загребский бульвар, д. 26
e-mail: kupchino-serafim@yandex.ru kuhr@list.ru
Приход храма во имя преподобного Серафима Вырицкого в Купчино
тел: 8-905-254-38-97
 
   
Rambler's Top100 Rambler's Top100